Великобритания

Тесса Кларк: Победа Меган плохо сказывается на свободе прессы

Что важнее: право Меган Маркл на частную жизнь или право ее отца на свободу слова?

Судья Высокого суда по делу о конфиденциальности Меган Маркл против издателей Associated Newspapers (ANL) вынес решение в пользу герцогини Сассекской. Судья Уорби сказал, что у нее были «разумные основания полагать, что содержание ее письма останется конфиденциальным».

Дело было разрешено в порядке упрощенного судопроизводства, о котором ходатайствовала юридическая команда герцогини. Это означает, что дело против Mail on Sunday и Mail Online было решено одним человеком, судьей, без фактического судебного разбирательства. Публика также была исключена из процесса. А герцогиня и несколько дворцовых помощников избавились от неловкой ситуации из-за необходимости явиться в суд.

Судья Уорби сказал: «Не обязательно, что после судебного разбирательства было бы вынесено иное решение».

Но в том-то и дело, что дела о неприкосновенности частной жизни печально известны тем, что могут иметь разные юридические последствия в разных судах.

Например, в известном деле о конфиденциальности супермодели Наоми Кэмпбелл против Mirror Group Newspapers в 2002 году Кэмпбелл выиграла. Суд посчитал, что ее конфиденциальность была нарушена. Но позже в том же году Апелляционный суд вынес решение в пользу Mirror, обосновав это тем, что журналисты имеют право публиковать личные данные, чтобы опровергнуть ложь, которую Кэмпбелл произнесла публично.

В деле Маркл судья постановил, что публикация «частного письма» была «явно чрезмерной и, следовательно, незаконной». Но, если бы вы были частью жюри присяжных — пришли бы вы к такому же выводу?

Отбросили бы вы, как это сделал судья, тот факт, что письмо на самом деле могло быть написано не герцогиней, по крайней мере, не исключительно ею? А как насчет того, что герцогиня сама неоднократно передавала СМИ истории о своих семейных отношениях через друзей?

Читайте также:  Принц Гарри хочет сохранить свои воинские звания и проводить больше времени в Великобритании

Присяжные могли посчитать, что личная жизнь королевской семьи иногда должна быть публичной, потому что действия королевской семьи могут повлиять на всех нас. Они также могли возмутиться пренебрежительным отношением Сассексов к некоторым газетам.

«Для них это игра», — сказала Меган после вынесения судебного решения. «Мы все проигрываем, когда дезинформация продается лучше, чем правда…».


Погодите — я думала, что письмо не было «дезинформацией», а было написано ее собственной рукой? Жюри присяжных могло подвергнуть сомнению определенные утверждения и несоответствия в словах Меган.

А что можно сказать о другом ключевом человеке в этом деле, менее влиятельном человеке, который хотел, чтобы его версия событий тоже стала известна суду? Томас Маркл, отец Меган. Разве у него нет права противостоять обвинениям дочери?

Почему судья решил, что Томас Маркл не имеет права на свободу слова? Газеты никогда не смогли бы опубликовать это письмо без его согласия и участия. Это не обязательно означает, что письмо должно было быть опубликовано, но это веский аргумент в пользу того, что Томас имел право защищать себя.

Г-н Маркл сказал, что он хотел, чтобы письмо было опубликовано, чтобы «исправить ситуацию» после сообщений СМИ, в которых он изображался плохим отцом. Адвокат его дочери назвал это «нелепым». Но разве обычный гражданин не имеет права на ответ, когда о нем говорят в многочисленных СМИ?

Нас могут не интересовать интимные подробности самой истории. Но в этом деле есть один вопрос, который, несомненно, важен для всех нас: как может могущественный человек публично выступать против менее влиятельного человека, который пытается защитить себя? 

Меган Маркл говорит, что ее «полная победа» означает «мы все победили», и выражает «надежду, что это создаст правовой прецедент».

Это переворачивает реальность с ног на голову. Мы все проиграли, если таким образом сильные мира сего будут затыкать рот средствам массовой информации.

Я говорила раньше, что члены королевской семьи не могут всерьез рассчитывать избегать публичного обсуждения и тщательного изучения. Даже закон признает, что у подобных дел есть две стороны: право на конфиденциальность и право на свободу выражения мнения.

Наблюдение за действиями королевской семьи и других знаменитостей — это не «игра». Это наш способ привлечь к ответственности сильных мира сего.

Тесса Кларк — автор книги « Раскрытие информации: свобода СМИ и дебаты о конфиденциальности после Дианы».

5 1 голос
Оцените статью

Показать больше
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарии
Обратная связь
Показать все комментарии
Кнопка «Наверх»
0
Буду рада Вашим комментариямx
()
x