Норвегия

Норвежская сказка про Золушку

Вах! Пока мировой океан пополняется слезами потенциальных неактивированных невест принца Гарри, в Норвегии тихонько ушел из-под надзора бдительных фрекен ВСЕМ-ПРИНЦАМ-ПРИНЦ и — викинг, просто викинг — принц Хокон.

Ну ладно, в случае Гарри победила молодость — принц Хокон старше и опытней. Между тем, упрямства и очарования в нем — на сотню братьев Виндзоров с их жалкими попытками нонконформизма по отношению к бабушкиным правилам, до них многоразово нарушенным-перенарушенным.

А, пожалуй, по порядку. Жил-был принц (традиционно толкал чёрт под локоток написать «датский»). Так вот — жил-был принц недатский. Как водится, расселился он в королевском дворце города с нестандартным названием Осло.

И пИсать бы ему в золотой горшок, утыканный яшмами и прочими самоцветными смарагдами — ан нет. Родители-цари уже в те далекие поры умели проявить самобытность — сдали наследного личинуса в элитный, но сильно общественный детский сад.

Там будущий монарх и полюбил пролетариат и все бонусы, к тому прилагающиеся. Одновременно со всем вот этим ему с малолетства удалось постигнуть курс демократии — по носу, по заднице — в целом, по многим дисциплинам.

И понял будущий властелин, что надо понижать пафос в норвежском государстве в общем и в околокоролевских кругах — в частности.

принц Хокон

К осьмнадцати годам совсем уж было нацелился попрать канон, но мама с папой (херр Харальд и фру Соня) сказали, что еще рано, мол, надо потренироваться. Потренировался Хокон-Магнус (принцам всегда зачем-то дают помногу имен) в Военно-Морском училище, потренировался в форме мичмана на корабле (про мичмана это я придумала — так и не разобралась в их пуговицах), устал тренироваться и воскликнул «доколе!».

Херр Харальд демократично намекнул про Оксфорд, завел разговор про старые связи, но принц скзал, что всего добьется сам и пошел в Беркли (Калифорния).

Читайте также:  Принцесса Марта Луиза больше не будет использовать титул в бизнесе

Освоил общественно-политические науки в Америке, подучился экономике в Британии, после чего вернулся прокладывать лыжню вдоль родных фьордов и доучиваться на царя.

принц Хокон

На месте понял, что самодержцы даже не заметили, что все предыдущие годы он попирал основы (подумали, что парень просто получал образование на родине будущей герцогини Сассекской, что, конечно, грело, но не сильно).

Принц пытался мотать родительские нервы дельтопланеризмом, экстремальными лыжными походами в норвежскую тайгу, крутил «мертвую петлю» на любимой яхте, но ни мама с папой, ни родственники из периферийного круга ни разу не прокрутили пальцем у виска и не посетовали, что «наш-то совсем от рук отбился — пора бы женить».

И вот однажды, провалив гонки на собачьих упряжках, но не удостоившись от родителей даже печатной ругани, принц толкнул ногой столик с сегодняшними газетами и завопил, направив всю энергию Ци прямо к небесам : «Клянусь Тором, если в ближайшее время никто не научит плохому Его Лучезарное Высочество, то я …» . Под Его Высочеством он подразумевал себя, но Тор, вопреки обыкновению, и без перевода все понял. Он даже не позволил парню договорить его губительную фразу. Зато легким движением молота расстелил у ног будущего курфюрста прессу нужным образом.

«Quart festivalen. Прими судьбоносное решение» — прочитал кронпринц крупные буквы «передовицы» верхней газеты и торжественно отправился искать чистые носки для ключевого путешествия…

… В этот день Метте Марит ощущала особенную тревожность.


Жизнь была почти прожита, ей уже 26, а в сухом остатке:
— работа официанткой в маленьком городке — побратиме деревни Гадюкино,
— сбежавший сожитель — мелкий наркодилер, но хоть не пьет (сказал, что отправляется в сплав на каяках, да так и сгинул)
— съемная комната в доме, построенном под эльфов, которым чужды удобства и квадратные метры.

Читайте также:  Харальд и Соня: четверть века на троне, полвека любви

Метте-Марит

Одна радость — ее белобрысый малыш, двухлетний Мариус — на удивление чудесный приз от постоянно упоротого папаши.

Метте-Марит горько улыбнулась и привычным движением ловко свернула косячок.

«Привет, Марит!» — услышала она и подняла глаза. На пустом еще секунду назад стуле Хенриксдаль сидела фея.

«Господи! Я брошу, честно! Прямо сегодня!» — истерически пообещала всему коллективу Асгарда бедная женщина и бросилась было уничтожать плантацию конопли на балконе.

— Да сядь, не суетись, — фея устало прикурила от пальца ее джойнт и компактно изложила суть визита.

— Короче, мне велено передать, что ты, этсамое, (фея сделала затяжку) избранная. Будешь королевой норвежского электората, но поначалу поработаешь женой принца. Ну, че уставилась? Давай уже, сотрудничай — собирайся — мы и так прям у тебя под носом фестиваль замутили, а тебе трудно из дома выйти? — фея вздохнула, допила оставшийся со вчерашнего вечера аквавит (прямо из бутылки), рыгнула и испарилась.

Метте-Марит

Метте-Марит посидела, не шелохнувшись, еще минут двадцать, подошла к стулу Хенриксдаль, потрогала сиденье (холодное).

Затем — сорвала со стены постер с Бобом Марли и пообещала себе при первой возможности заменить его на привлекательное изображение Иисуса или Будды — что подешевле.

Перекрестилась в сторону Обсерватории. Нежно затолкала свое золотце, Мариуса, в комнату соседки. И пошла на фестиваль Quart festivalen…


Метте-Марит и Хокон

Со дня объявления помолвки принца Хокона и Метте-Марит жизнь в норвежском королевстве разделилась на «до и после».

Пресса восторженно травила будущую принцессу, отец рассказывал о ней гадости (ничего не напоминает?), часть пролетариата бросала в воздух чепчики, а вторая — насылала гнев Одина на ее белокурую головку.

Читайте также:  Королевская свадьба: наследный принц и принцесса Норвегии

Родители давили авторитетом, сестры топали ногами, но принц Хокон сказал, мол, ну и что ж, что обжигалась и уже немолода — выпросил у мамы диадему поблестящей, надел на Марит и женился.

Метте-Марит и Хокон

Ныне пара приобрела новую дочь, сына и двух собак. Наследницей престола — по новым законам — после отца, станет дочь, Ингрид Александра.

Жена и сейчас обожает и во всем поддерживает своего принца (а кто бы нет).

Метте-Марит и Хокон

Он же — почти двадцать лет — все еще чувствует себя влюбленным мальчишкой, который может сплясать на балконе королевского дворца во время официального мероприятия, подарить царствующим родителям к юбилею свою сбритую бородку, метнуться в магаз за сигаретами для любимой (Марит выбрала конкретно эту вредную привычку для несоответствия куртуазному идеалу), загорает на общественном пляже демократичной Ибицы, капая мороженкой на полотенце, брошенное прямо на песок.

Метте-Марит и Хокон

Собирает футбольную команду из знакомых пацанов — и устраивает товарищеские матчи «двор на двор».

Дофин посадил королевский дворец на солнечные батареи, научил подданных не пользоваться пластиком, обожает театральные премьеры и порочно склоняет социальное дно к лыжным забегам.

Метте-Марит и Хокон

Клевый, боготворимый демосом:
— НЕ продающий эксклюзивные права на каждый свой пук определенной телекомпании,
— НЕ посылающий пилота слетать за тортом Almondy в соседнюю Швецию,
— НЕпризнающий правила этикета и галантерейность суровых предков.

Метте-Марит и Хокон

Харизматичный красавец — принц Хокон — создавший себе и своему народу свой, особенный, счастливый мир. (Норвегия постоянно трется в первой десятке самых счастливых государств планеты — вот так).


Bella Vorobeva

голос
Оцените статью

Теги
Показать больше
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Обратная связь
Показать все комментарии
Кнопка «Наверх»
0
Буду рада Вашим комментариямx
()
x
Закрыть
Закрыть

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы!