Великобритания

Меган и Гарри: реальная история. Глава 8, часть 5

Перевод книги леди Колин Кэмпбелл

Через два дня после рождения ребенка Меган с Гарри представили его отборной команде кинооператоров и журналистов в Виндзорском замке. Они коротко переговорили, пока Гарри держал на руках ребенка, закутанного в белое с головы до ног, и зрители лишь мельком увидели его нос и рот.

Гейл Кинг озвучила жалобу всех и каждого, когда сказала на канале Си-би-эс, что лица ребенка не видно. «Очень гордая мать» и «надменный, легкомысленный папа», как она назвала Меган и Гарри, излучали радость, но не могли назвать имя ребенка до тех пор, пока позже в тот же день они не объявили, что он будет известен как мастер Арчи Харрисон Маунтбэттен-Виндзор.

Они также разместили на своей странице в Instagram черно-белую фотографию его представления в Виндзорском замке Королеве и принцу Филиппу в присутствии Дории Рагланд, которая жила с ними в коттедже Фрогмор с апреля.

Его прадедушка и прабабушка были явно в восторге от маленького Арчи, как и следовало ожидать, потому что он, несомненно, был очаровательным ребенком и первым членом британской королевской семьи смешанной расы, хотя королева и Принц Филипп происходят от одной, а возможно, и от двух цветных женщин Мадраганы из Фару и Филиппы Эно, в то время как Гарри и Уильям, несомненно, имеют индийскую кровь в результате связи их шотландского много раз прадеда Теодора Форбса с его индийской любовницей Элайзой Кеварк, в результате которой родилась их дочь Кэтрин Скотт Форбс, пра-пра-прабабка Дианы. Принц Уильям даже сдал кровь, чтобы подтвердить это предположение, и это ясно показывает, что он гордится своим смешанным расовым наследием.

Имя Арчи говорило о том, что дар Гарри и Меган к неожиданностям не покинул их. Имя ребенка нарушало все королевские правила и было настолько странным, неожиданным, нетрадиционным и будничным, насколько это возможно. Королевских детей всегда называли в честь королевских предков. Гарри и Меган, однако, доказали, что они настолько серьезно воспринимают свою миссию все менять, что ни одна область жизни не защищена от их нововведений. Они могли бы быть приятными для своих поклонников и, конечно, были подарком для прессы, которую прельщает все новое, но головокружительное количество новизны начало беспокоить традиционалистов.

Никогда еще королевскому ребенку не давали прозвища вместо имени. Если бы его звали Арчибальд, не было бы никаких проблем, потому что Арчи — уменьшительное от этого имени, хотя Арчибальд на самом деле не Виндзорское имя, а одно из примерно четырех имен, которыми герцогский дом Аргайла веками называл своих герцогов и лордов. 9-й герцог Аргайл был женат на дочери королевы Виктории принцессе Луизе, так что в этом смысле существовала королевская связь. Но Арчи? Это имя обычно давалось собакам, поэтому его выбор вызвал ужас.

Меган и Гарри позже утверждали, что их вдохновило это имя, происходившее от древнегреческого слова Arche, первичное и вторичное значения которого — «начало» и «происхождение», а третичное — «источник действия». Именно это третье значение, о котором они говорили, заставило их назвать своего сына Арчи.


Их выбор имени для сына был, мягко говоря, похвально эрудированным. Мало кто в наши дни так хорошо знает древнегреческий язык, как они, так что это показывает, что они действительно гораздо более глубокие мыслители, с гораздо большей чувствительностью и гораздо большим видением, чем другие члены королевской семьи, которые называют своих детей такими мирскими именами, как Чарльз, Джеймс, Уильям, Генри, Эндрю, Эдвард, Дэвид, Джордж или любые другие имена, которые королевская семья использовала на протяжении веков. Это также показывает, насколько свободны Гарри и Меган в выборе только тех аспектов чего-то, что им подходит, ибо слово Arche произносится не Арчи, как у мастера Арчи Маунтбэттен-Виндзора, а Архи.

Читайте также:  Линдси Лохан предупредила Сассексов, что они совершили большую ошибку

Источник второго имени ребенка был столь же новаторским. В Британии Харрисон — это не имя, а фамилия, хотя американский обычай наделять детей семейными фамилиями в качестве христианских имен привел к тому, что актер Харрисон Форд обладал им как именем. Заявления о том, что имя было выбрано Меган в честь отца ребенка, были встречены с недоумением, поскольку никто в Британии не присоединяет скандинавский суффикс son к имени отца и не использует его в качестве второго имени, да и в Северной Америке это, похоже, не практикуется. Только в древние времена и в таких странах, как Дания или Норвегия, сын Гарри получил бы отличительный суффикс и стал Харрисоном. Но даже тогда это было не второе имя, а отличительный признак, благодаря которому появились фамилии.

Несмотря на уникальность детского имени, единственным утешением было то, что Меган и Гарри не могли пожаловаться на то, что им отказали в их выборе, как это было у Йорков, когда им запретили называть одну из своих дочерей не королевским именем, потому что для этого не было королевского прецедента (речь идет о принцессе Беатрис, которую Эндрю и Сара хотели назвать Аннабель, — прим. пер.). Это было еще одним доказательством того, что королевская семья и дворец даже нарушали правила, чтобы облегчить выбор Меган и Гарри.

Хотя семья и придворные, возможно, думали, что делают этой паре одолжение, на самом деле это было не так. Достаточно людей в мире в целом знали о королевских правилах, регламентах, традициях и обычаях, чтобы понимать возможное значение этого последнего изменения игры. Это были не только необычное имя ребенка, но и его титул. И это могло иметь особый смысл.

Все законные королевские дети, как и все законные потомки пэров, рождаются с титулами. Если ребенок пэра или королевской семьи рождается без титула, подразумевается, что он незаконнорожденный. Старшие сыновья герцогов, включая королевских герцогов, которые являются внуками монарха (за исключением старшего сына принца Уэльского, чьи дети получают титул Королевского Высочества и принца или принцессы), принимают дочерний титул своего отца, а их старшие сыновья — третий титул. Титул первенца законного сына герцога и герцогини Сассекских — граф Дамбартон, а первенцем графа был бы лорд Килкил. Поэтому, когда Сассексы объявили в Instagram, что их сын будет известен как мастер Арчи Харрисон Маунтбэттен-Виндзор, это породило предположение, что Меган не носила и не рожала ребенка, поскольку он по праву должен был быть лордом Дамбартоном, а если нет, то это означает, что он не является законным в глазах британского закона.

Британские и американские законы, регулирующие суррогатное материнство, очень отличаются. В Британии ребенок, если он рожден суррогатной матерью, считается незаконнорожденным, даже если он является биологическим потомством супружеской пары. Закон в США гласит, что ребенок, рожденный от суррогатной матери, является законным ребенком матери и отца, которые организовали суррогатное материнство. В Англии суррогатная мать является законной матерью, а законный отец — оплодотворителем. По английским законам женщина, чья яйцеклетка использовалась для рождения ребенка, не имеет никакого юридического статуса. Если она хочет, чтобы ее признали матерью, она должна усыновить ребенка. Но даже тогда малыш остается незаконнорожденным при рождении.

Согласно законам, регулирующим титулы, ни один незаконнорожденный ребенок не может унаследовать титул пэра, и поэтому ни один незаконнорожденный ребенок не может использовать вторичные и третичные титулы, которые обычно присваиваются пэрам. Незаконнорожденные дети не могут иметь королевских или аристократических титулов. Даже если впоследствии ребенок будет узаконен, он лишен права наследования титулов пэров, хотя может получить титул вторых сыновей или дочерей, то есть титулы вежливости. Это ставит их в один ряд с приемными детьми, которым до 30 апреля 2004 года запрещалось пользоваться даже титулами вежливости. Только настойчивость маркизы Абердин и Темер в отношении своих четырех приемных детей привела к изменению закона, но незаконнорожденным детям, если они не будут затем усыновлены или узаконены, по-прежнему отказывают в каких-либо титулах.


Имя и титул ребенка были не единственными признаками, на которые скептики обратили внимание и убедили их в мысли, что Меган не вынашивала и не рожала этого ребенка.

Читайте также:  Зачем Меган Маркл начала жаловаться на семейную жизнь

Арчи якобы родился с весом семь фунтов три унции (примерно 3,3 кг, — прим. пер.). Вряд ли это был огромный ребенок. Хотя во время первого интервью в Виндзорском замке, когда ему было два дня от роду, невозможно было точно определить его размер, интернет оживился комментариями о том, что он подозрительно велик для двухдневного ребенка, чей вес при рождении был таким маленьким.

Комментарии Гарри во время интервью еще больше укрепили теорию о том, что Арчи родился не тогда, когда это было заявлено. Если бы Гарри хотел усилить, а не ослабить слухи о рождении сына, он не смог бы сделать это более эффективно. Когда его спросили, на кого похож ребенок, он сказал: «Все говорят, что ребенок так сильно изменился за две недели, мы в основном следим за тем, как происходит процесс изменения в течение следующего месяца». Это было экстраординарное заявление.

Арчи было два дня от роду. Младенцы не меняют внешность заметно и часто в течение сорока восьми часов. Однако Гарри утверждал не только то, что его сын постоянно менял внешность в течение двух недель, но и то, что он делал это до такой степени, что невозможно было сказать, на кого он похож, несмотря на то, что ребенку официально было два дня.

Любой студент, изучающий поведение, глядя на это интервью, может увидеть, что Гарри пытается загладить свою оговорку. Он не только размышляет о наблюдении за процессом изменений в течение следующего месяца, но затем говорит, что его сын был рядом, но «это были только последние два с половиной или три дня…». Несмотря на то, что Арчи официально было не более двух дней.

На самом деле английский и шотландский законы таковы, что позиция Арчи Маунтбэттен-Виндзора, как сына королевского принца очень проста. Если он является законным сыном Гарри и Меган, то он не мастер Арчи Маунтбэттен-Виндзор, а Арчи Маунтбэттен-Виндзор, граф Дамбартон. По закону он мастер Арчи Маунтбэттен-Виндзор только в том случае, если его выносила и родила не Меган, а другая женщина. Является ли она биологической матерью, не имеет значения по английскому праву.

Один известный юрист сказал мне: «Отец — это человек, который обычно регистрирует рождение ребенка. Если отец сообщит регистратору рождений, смертей и браков, что ребенок родился у него и его жены, свидетельство будет выдано без дальнейших церемоний. Больницы не регистрируют рождение детей. Родители так и делают. И никто не проверяет предоставленную информацию». В таком случае ребенок, по-видимому, будет узаконен, но не сможет унаследовать титул пэра своего отца. И ему не будет места в линии наследования, так как незаконнорожденные дети не могут наследовать корону.

Тем не менее, Арчи Маунтбэттен-Виндзор числится седьмым в очереди наследования престола. Он поставлен в очередь на основании свидетельства о рождении, которое было выдано с указанием, что Гарри — его отец, а Меган — его мать. Один из членов королевской семьи сказал мне: «Ты видишь путаницу». Ни одна видная семья, королевская или какая-либо другая, не приветствует спекуляции о рождении ребенка, и тот факт, что эти спекуляции распространились в интернете, был огромным конфузом. В то время как сторонники Меган скажут, что она имеет полное право вести себя так, как ей заблагорассудится, а самые крайние даже скажут: «и к черту последствия», один представитель истеблишмента, поддерживающий монархию, выразил мнение, разделяемое многими критиками Меган в интернете.

«Это она виновата во всех этих проблемах. Люди замечают, что она ненастоящая. Вот в чем коренная причина всего этого. Она невероятно избалована и крайне эгоистична. Кроме того, она самая претенциозная особа, какую только можно встретить. Вы видели ее почерк? Он почти такой же искусственный, как и ее личность. Вся ее жизнь — это игра. Как и все люди-пустышки, она прикрывает свою жизнь ширмой всевозможных потрясений, смешанных с необоснованными требованиями, включая желание иметь буферную зону между ними и всеми остальными.

Но Гарри полностью очарован ею. Он действительно обожает ее, и я знаю, что он искренне верит, что она любит его. Он сделает все, чтобы она была счастлива.


Он боится потерять ее. Я думаю, что его чувства связаны с тем, что он потерял свою мать. Помните: смерть — это конец. Он не может позволить себе, чтобы от него ушла еще одна мама. Она по-матерински ухаживает за ним, и при этом перебарщивает — в одно мгновение она маленькая женщина для его большого мужчины, а в следующее — в большая плохая мамочка для непослушного маленького мальчика. Он идет на все, потому что боится потерять ее. Он сделает все, чтобы она была счастлива».

Люди, глядя на эту пару со стороны, могут не понимать, насколько важен человеческий фактор в этой истории. Близкие Гарри искренне обеспокоены тем, что он может получить полный психический срыв или даже совершить самоубийство, если его отношения с Меган окажутся под угрозой или потерпят неудачу. Психолог, который его знает, сказал мне, что у него проявляются все симптомы человека, который созависим. Если Меган одержима успехом, то Гарри одержим ею.

Такие люди, как Никки Придди, верят, что Меган жесткая и пожертвует кем угодно или чем угодно, если они встанут на ее пути; Гарри пожертвует кем угодно, включая себя, чтобы сохранить ее уважение и остаться рядом с ней.

Поскольку все окружающие учитывают эмоциональную хрупкость Гарри, никто, кроме самой Меган, не может её контролировать. Это не столь завидное положение, как может показаться. На самом деле, сила характера Меган изолировала не только Гарри, но и ее саму. Если бы у нее был кто-то, кто мог бы противостоять ей, кто мог бы помочь ей приспособиться к новому образу жизни по-настоящему значимым образом, она вполне могла бы достойно оценить образ жизни, который отвергала.

Каждый время от времени нуждается в руководстве, включая сильных людей. Они также нуждаются в том, чтобы кто-то противостоял им, когда это необходимо. Когда они совершают ошибки, кто-то должен сказать им об этом.

В таких ситуациях, как у Гарри и Меган, бесполезно распределять вину, поскольку Гарри очень эмоционален без выдающихся интеллектуальных способностей, которые требуются такой сильной и умной женщине, как Меган, чтобы отвлечь ее от пути самоуверенности, по которому она постоянно идет. Не встречая никакого сопротивления, она совершила ошибки, которых легко могла бы избежать. Это повлияло на ее популярность и навлекло на нее осуждение.


Продолжение следует…

Теги
Показать больше

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»
Авторизация
*
*

 


Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
Закрыть
Закрыть

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы!