Великобритания

Меган и Гарри: реальная история. Глава 3, часть 5: принц Гарри в поисках любви

Перевод книги леди Колин Кэмпбелл

Среди многих вещей, которые были у Гарри и Меган общими, было их яркое романтическое прошлое. Незадолго до поступления в Сандхерст Гарри завел роман с Челси Дэви, яркой, жизнерадостной блондинкой-зимбабвийкой, с которой познакомился через Саймона Дисса, одного из своих глостерширских друзей, входившего в круг, известный как отряд Глоссов. Она получила образование в Англии в Челтенхемском колледже, прежде чем перевестись в Stowe School, чтобы получить диплом бакалавра, но, когда они встретились, она собиралась вернуться в Южную Африку, где жила ее семья, чтобы читать PPE (политика, философия и экономика) в Университете Кейптауна. Именно тогда, когда он был в Лесото, Гарри снова встретился с ней.

Челси Дэви — очень привлекательная девушка, и я могу засвидетельствовать, что познакомился  он с ней на поло. Она умна и общительна. Гарри присоединился к ней и ее друзьям в ночном клубе под названием «Родос Хаус», и вечер прошел так плавно, что они провели большую часть времени на танцполе, сплетенные в страстные объятия. Это было начало романа, который будет длиться в течение семи лет.

У них было много общего. Оба были физически бесстрашны. Она была великолепной наездницей, умела ездить верхом без седла и, как известно, выжимала жизнь из змеи голыми руками. Она, как и Гарри, любила Африку, независимо от того, отправлялась ли она на сафари в Ботсвану или просто отдыхала в своих семейных владениях.

Ее отец Чарльз Дэви был одним из крупнейших белых землевладельцев в Зимбабве, его владения охватывали 800 000 акров, в то время как ее мать Беверли, урожденная Дональд, была Мисс Родезия в 1973 году. Чарльз Дэви также вел дела с Уэбстером Шаму, государственным министром по делам западных провинций. В то время правительство Роберта Мугабе подвергалось международной критике за его политику захвата земель, не говоря уже о запугивании и злоупотреблении властью, которые были характерными чертами режима Мугабе. Чарльзу Дэви в конечном счете пришлось разорвать свои связи с Шаму. Это было не легко ни для Челси, ни для Гарри, которые были невинными людьми, втянутыми в игру, которую не они сами придумали. Они были безумно влюблены друг в друга, и в какой-то момент Гарри признался, что она была его первой настоящей любовью.

Конечно, пресса никогда не может насытиться хорошим романом, и когда Гарри исполнился 21 год и он дал обычное интервью по этому случаю, его уговорили прокомментировать свои отношения с Челси. Он ответил: «Я бы с удовольствием рассказал всем, какая она потрясающая. Но, знаете ли, это моя личная жизнь, и как только я начну говорить об этом, меня будут спрашивать об этом постоянно». Этого было достаточно, чтобы удовлетворить газеты, чей всепоглощающий интерес к делу Гарри и Челси казался бесконечным.

Поначалу трения между ними были связаны с их молодостью и вынужденными разлуками. Челси оставалась в Южной Африке в течение первых двух лет, чтобы получить степень бакалавра в Кейптаунском университете в 2006 году, в то время как Гарри поступил в Сандхерст, закончил курс подготовки офицеров, прежде чем быть зачисленным в Blues and Royals. Хотя королевский протокол считал неуместным, чтобы она присутствовала на его выпускной церемонии, она прилетела.

В 2006 году Челси вернулась в Англию, чтобы получить степень бакалавра права в Университете Лидса. Гарри тем временем служил в армии. Было объявлено, что в следующем году его подразделение будет дислоцироваться в Ираке, что вызвало огромный переполох, и министр обороны согласился с Гарри, который хотел быть отправленным на передовую.


«Если бы они сказали: ”Нет, ты не можешь идти на фронт», тогда я бы не тащил свою жалкую задницу через Сандхерст и не был бы там, где я сейчас», — заявил Гарри, вызывая восхищение публики.

Королева, которая во время Фолклендской войны позволила поставить на карту жизнь принца Эндрю, как и любого другого солдата, моряка и летчика, согласилась со своим внуком. Хотя Гарри в конечном счете не послали в Ирак, потому что его присутствие там стало бы магнитом для повстанцев, угрожая жизни других людей.

Вместо этого его послали в Афганистан, где он отслужил две отдельные командировки. Это принесло ему уважение публики так, как ничто другое никогда не смогло бы это сделать. Тот факт, что он был храбр, полон решимости исполнить свой долг, счастлив быть вместе со своими соратниками и не ждать от них особого отношения, снискал ему уважение, которого он до сих пор не имел.

Даже когда он делал глупости, например, был сфотографирован обнаженным в Лас-Вегасе с группой пьяных друзей, включая Тома Инскипа, уважение, которое он заслужил, оставалось неизменным. В самом деле, публика восхищалась им еще больше за то, что он был «немного парнем». Это доказывало, что он был не только храбрым человеком, но и принцем, который в своей основе был просто еще одним доступным и приятным человеческим существом.

Если Челси была готова дать Гарри слабину в том, что касалось его пьянства, она не собиралась упускать из виду то, что считала само собой разумеющимся. Когда Гарри предпочел посетить финал Кубка мира по регби в Париже, а не быть с ней на ее двадцать второй день рождения, она бросила его.

Это было лишь первое их расставание. В 2009 году, после того как Гарри решил начать двухлетний курс обучения полетам на вертолетах для Армейского воздушного корпуса, она была достаточно решительна, чтобы изменить свой профиль в Facebook, где в пункте «Отношения» она указала «Не одинока». Она знала, что это лишь вопрос времени, когда новости просочатся в прессу, но ей нравилась эта передышка, так как к тому времени ей уже порядком надоело вторжение прессы, и она с нетерпением ждала возможности отдохнуть от напряженных отношений на расстоянии.


В течение следующих двух лет отношения Гарри и Челси то возобновлялись, то прекращались.
Они были искренне привязаны друг к другу, но их молодость и карьера Гарри в армии означали, что ей придется пойти на те же жертвы, что и другим армейским женам и подругам, постоянно вступая в конфликт с прессой, которая следила за каждым ее шагом.

Читайте также:  Как Камилла заслужила уважение сотрудников принца Чарльза

К моменту свадьбы Уильяма и Кэтрин Миддлтон 29 апреля 2011 года их статус оставался нерешенным, но доверие между ними было настолько сильным, что Челси не только помогла Гарри написать речь шафера, но и была его «плюс 1» на свадьбе и последующих событиях.

К 2012 году Гарри и Челси определенно двигались в противоположных направлениях.
Принцесса Евгения знала, что ее двоюродный брат хочет завести себе подружку и что ее хорошая подруга Крессида Бонас недавно рассталась с бойфрендом Гарри Вентвортом Стэнли. Они вместе учились в Лидском университете, но когда Вэнтворт Стэнли уехал на каникулы один, их отношения прекратились. Поэтому Евгения представила Гарри с Крессидой друг другу, и они поладили.

Какое-то время, все выглядело так, как будто бы они идеально подходили друг другу. Оба были атлетически сложены, красивы, богемны, и у нее было то преимущество, что она принадлежала к британскому высшему классу, а ее семья была такой же яркой, как у Гарри.

В отличие от семьи Дэви, семья Крессиды привыкла к прессе. Ее мать и тетя были молодыми девочками в 70-е годы, и не проходило ни одной недели без того, чтобы их имена не появлялись в колонках сплетен. Ее мать Леди Мэри Гэй Керзон была старшей из двух дочерей шестого графа Хоу от второго брака. Ее тетя Леди Шарлотта Керзон была на год моложе, и в 1970-е годы сестры Керзон были такими светилами общества, что невозможно было пойти на вечеринку где-нибудь в Лондоне или графстве, не столкнувшись с одной или другой из них.

В то время Мэри Гэй была замужем за своим первым мужем, Эсмондом Купером Кеем, у которого были даже лучшие связи, чем у девочек Керзон, если такое вообще возможно. Его дедом по материнской линии был могущественный газетный магнат Эсмонд, 2-й виконт Ротермир, а его тетя, жена достопочтенного Вира Хармсворта Пэт, была одной из самых выдающихся фигур в обществе. В то время как сам Вир был очень спокоен, практически сдержан, с восхитительно забавным чувством юмора, Пэт, которой нравилось то, что она стала 3-й виконтессой Ротермир в 1978 году, была непредсказуемой подстрекательницей, постоянно одетой в Лакруа (французский модельер, — прим. пер.), с большим бантом в ее вьющихся каштановых волосах, стилизованных под Ширли Темпл, ее уши и руки были отягощены драгоценными камнями размером с миндаль. Ее образ заканчивался неизменным бокалом шампанского в одной руке и ослепительной палочкой для коктейля в другой. Пэт пила только шампанское, но терпеть не могла пузырьки. Отсюда и золотая палочка для коктейлей и ироническое прозвище Пузырек, которое она ненавидела, а друзья стеснялись называть ее так в лицо.

К тому времени, когда в 1989 году родилась Крессида, Мэри Гэй была уже в третьем браке со старым бизнесменом по имени Джеффри Бонас. Когда-то у его семьи было много денег, но теперь их не было. Крессида была их единственным ребенком, но у нее было семь сводных братьев и сестер: три сводных брата по отцовской линии от первого брака ее отца, сводная сестра от брака Мэри Гэй с Эсмондом и две сводные сестры и сводный брат от второго брака Мэри Гэй с Джоном Анструзером-Гоф-Калторпом.

К счастью для ее родителей, Крессида была спортсменкой и выиграла спортивную стипендию в колледже Park Prior в Бате, после чего она училась в Stowe, а затем отправилась в один из любимых университетов аристократии, Лидс, где она изучала танцы. Она была красивой девушкой, и это было хорошо, потому что она хотела стать актрисой.


За годы, прошедшие между рождением Крессиды и ее знакомством с Гарри, в британском обществе произошли глубокие перемены. Они раскрепостили всех, включая членов королевской семьи и аристократию, в результате чего у каждого теперь был более широкий выбор того, что он мог делать со своей жизнью.

Это было результатом переворота иерархической лестницы, которая когда-то определяла социальный порядок снизу вверх, от вертикали к горизонтали. Разделение между классами все еще существовало, но теперь оно не воспринималось как непреодолимое. Хотя аристократия все еще имела определенное влияние, в национальном плане она перестала быть оракулом, каким была в те дни, когда вертикальная иерархия сопровождалась почтением.

Британское общество больше не было почтительным, это давало каждому свободу исследовать свои желания и амбиции таким образом, который был немыслим в предыдущем поколении.

Крессида и Гарри, которые исследовали возможности того, какой могла бы быть их жизнь — вместе или порознь – не имело значения, поэтому были типичны для открытости, которая теперь характеризовала британское общество.

Во многих отношениях Гарри и Крессида идеально подходили друг другу. Они хорошо подходили друг другу не только физически и по происхождению, но и по интересам и мировоззрению.

Читайте также:  Эксперт считает, что травмы принцессы Дианы не должны были убить ее

В аристократических кругах поговаривали, что Мэри Гэй больше, чем Крессида, мечтает о том, чтобы ее дочь вышла замуж за члена королевской семьи, но поскольку Крессида и Гарри так хорошо подходили друг другу, все скрестили пальцы и понадеялись, что между чашкой и губой не будет проскальзывания.

Крессида, однако, боролась с жестким пристальным взглядом прессы. Когда она появилась на «Женском часе» (программа на BBC Radio 4, прим. пер.), то подчеркнула некоторые трудности.

«По-моему, это все из-за того, что тебя держат в клетке. Особенно в этой стране… я нахожу, что люди очень быстро сажают вас в коробку или ставят в угол и думают: “О, ну, ты такой, значит, ты должен быть таким”. Это невероятно расстраивает».

Она столкнулась с реальностью, с которой столкнулись и мои друзья, которые в ее возрасте могли бы стать членами королевской семьи.

Если только вы не были так мучительно влюблены в этого человека, что готовы были бы быть привязаны к позорному столбу, чем жить без него, и если бы вы не знали с полной уверенностью, что останетесь так же влюблены в него, то пытка быть членом королевской семьи будет невыносимой. 

К 2014 году Крессида поняла, что она не готова. Они с Гарри расстались по-дружески, так же как они расстались с Челси. Затем она спокойно вернулась к своему прежнему бойфренду, Гарри Вэнтворту Стэнли, другому высокому, красивому второму сыну, чья мать — нынешняя маркиза Милфорд-Хейвен, жена главы семьи Маунтбэттенов, из которой происходит линия принца Гарри, Маунтбэттен-Виндзор. 

Крессида осталась в таких хороших отношениях с королевской семьей, что в прошлом году присутствовала на свадьбе Гарри с Меган и принцессы Евгении с Джеком Бруксбэнком.

К этому времени Гарри уже был чем-то вроде героя в глазах публики. Его первая командировка в Афганистан в качестве передового авиадиспетчера в провинции Гильменд внезапно закончилась, когда немецкая газета Bild и австралийский журнал New Idea нарушили запрет на освещение его присутствия.

Разочарованный тем, что его заставляют бросить своих людей, но понимая, какую опасность представляет для них его постоянное присутствие, он был вывезен по воздуху прежде, чем талибы успели напасть. Расстроенный и разочарованный тем, как закончилось его назначение, он тем не менее был рад получить медаль за оперативную службу в Афганистане от полковника его полка, его тети Анны, Королевской принцессы, в казармах Комбермера.

Помимо любви к структуре, дисциплине и духу товарищества в армии, Гарри нравилось то, что он был просто обычным человеческим существом. Его королевский статус не имел для него никакого значения, разве что иногда мешал ему получать назначения, которые подвергли бы опасности его товарищей, если бы стало известно, что в этом замешан Его Высочество Принц Генрих Уэльский. Задача для него и его начальства состояла в том, чтобы найти значимую роль, которая дала бы простор его способностям, не подвергая его товарищей повышенной опасности.

Как и его отец, брат и дядя, Гарри стал пилотом вертолета, и именно поэтому его отправили в Афганистан во второй раз. На этот раз секретности не было, так как его назначение было объявлено заранее в акте доверия и неповиновения со стороны британских властей. Его прибытие в Кэмп Бастион, где он четыре месяца служил вторым пилотом и наводчиком вертолета «Апач», было негативно воспринято талибами, чей представитель Забиулла Моджахед сказал агентству Рейтер: «Мы используем все свои силы, чтобы избавиться от него, убив или похитив. Мы сообщили нашим командирам в Гильменде, чтобы они сделали все возможное, чтобы устранить его».

Кэмп-Бастион был так же безопасен, как Форт-Нокс. Сделав это заявление таким образом, талибы обрекали себя на провал. Британская и американская пресса была в восторге от присутствия Гарри, что в равной степени способствовало моральному духу союзных войск в Афганистане и репутации Гарри в Англии.

Статус Гарри как храброго солдата укрепил его популярность и помог расширить его возможности, как армейского офицера, так и принца. Однако его присутствие в зоне боевых действий было слишком рискованным для всех заинтересованных сторон, поэтому, к его разочарованию, он был тихо переведен на должность штабного офицера в штаб армии в Лондоне.

Служил он в конной гвардии, и в его обязанности входило помогать координировать важные для армии события в Лондоне. Возможно, это было разочарованием для тех, кто любил находиться в зоне реальных боевых действий, но это также была возможность оставить свой след в творческом плане. В отличие от Чарльза и Уильяма, чье положение непосредственных наследников трона относительно легко определяло их роли, Гарри, будучи вторым сыном, имел больше возможностей. В разумных пределах он мог делать все, что хотел. Роль запасного могла предоставить ему возможности, которых не было бы у старшего сына, если бы только у него хватило воображения и решимости воспользоваться ими.

То, что Гарри сделал дальше, покрыло его славой и показало, что его гуманизм был не пустым барабаном, чтобы бить в него ради собственного прославления, а искренним и глубоко укоренившимся желанием создать возможности для тех, кто их не имел. Он создал Invictus Games, спортивное мероприятие Паралимпийского типа для раненых, больных или немощных солдат любого пола, официально запущенное им в бывшем олимпийском центре в Стратфорде, Восточный Лондон, в марте 2014 года. 

Эти игры были вдохновлены весьма успешными лондонскими Олимпийскими Играми 2012 года и играми воинов, которые были созданы Олимпийским комитетом Соединенных Штатов в 2010 году.

Читайте также:  Принц Эндрю заставлял девушек падать в обморок одним своим присутствием

К этому времени все поняли, что Гарри искренне сочувствует тем, кому повезло меньше, чем ему самому. Он с момента основания был покровителем компании Walking With the Wounded, основанной в 2010 году, ходил в Арктику от их имени в 2011 году и собирался дойти до Южного полюса в 2015 году.

Его чувство юмора также собрало ему много поклонников, например, в 2012 году, когда во время официального визита на Ямайку он «победил» самого быстрого человека на земле Усейна Болта, обманом добежав до финиша до того, как гонка началась.

— Ямайцы любили его, — сказал мне Верховный комиссар Ямайки. — Они никак не могли насытиться им. Он был просто восхитителен.

В марте 2015 года дворец объявил, что Гарри покинет армию в июне. Армейские ограничения мешали ему в личной жизни. Принесет ли ему лично пользу отсутствие дисциплины, с которой ему придется иметь дело в гражданской жизни, — это другой вопрос.

Всю свою жизнь Гарри нужно было чем-то заниматься. Он преуспел в армии, потому что был такой личностью, которая нуждалась в дисциплине, чтобы выявить в себе лучшее. Еще маленьким мальчиком он умолял Кена Уорфа давать ему задания. Он обладал лидерскими способностями среднего ранга, был хорош в выполнении приказов, обладал энергией и храбростью, и ему нравилось быть окруженным людьми и общаться с ними. Он был идеальным армейским человеком, но не обладал внутренней искрой или самодисциплиной, которые позволяют людям процветать в неструктурированной среде.

Еще больше осложняло ситуацию то, что Гарри был упрям и воспитывался Дианой. Он был вторым сыном, роль которого никогда не могла быть так четко определена, как роль его старшего брата, и с течением времени эта роль становилась все менее значимой конституционно. Он неизбежно должен был испытать судьбу принца Эндрю, который родился вторым в очереди на престол и оказывался все ниже и ниже в таблице престолонаследия с рождением каждого ребенка, который его отодвигал.

Были сомнения, что у Гарри есть внутренние ресурсы, чтобы полностью реализовать свой потенциал без четких границ, которые предоставляет институт, подобный армии, но энтузиазм, с которым он принимал королевские проекты в гражданской жизни, воодушевлял наблюдателей. Может быть, у него действительно есть все необходимое, чтобы стать успешным гражданским принцем.

В отличие от своей общественной жизни, в частной Гарри изо всех сил пытался найти девушку, которая хотела бы взять его на полный рабочий день. Эта работа никому не была нужна. Хотя он был довольно приятным парнем и, несомненно, физически привлекательным, с крепкой фигурой подтянутого солдата, у него были эмоциональные проблемы. Он часто бывал неоправданно зол. Я знаю один случай, когда он попытался напасть на ровесника своего отца без всякой причины. Его оттащили офицеры его охраны, и ему повезло, что инцидент не имел последствий.

Он мог быть грубым и предъявлять много требований к самым близким людям. Казалось, он верил, что все его беды связаны со смертью матери, но люди, хорошо знавшие эту семью, не соглашались с ним.

Его родственники говорят мне, что он всегда будет доставлять неприятности, потому что Диана просто отказалась предусмотреть последствия. Патрик Джефсон, ее личный секретарь, подтвердил это, рассказав, как трехлетний Гарри на полном ходу врезался на своем трехколесном велосипеде в голень старшего кавалерийского офицера, приехавшего с официальным визитом к своему Главнокомандующему. Хотя Диана и ругала его, она не наказала его, и Гарри уехал без сожаления и последствий.

В аристократических кругах не было секретом, что он отчаянно хотел жениться и создать собственную семью. В отличие от многих мужчин, которые хотят сеять свой дикий овес и будут порхать от женщины к женщине, не думая об эмоциональной вовлеченности, Гарри имел почти женское отношение к отношениям. Он больше желал любви, чем секса. И хотя он мог легко получить секс, длительная любовь оказалась до сих пор удручающе неуловимой.

В самом деле, поиски Гарри любви стали почти жалкими. Он просил друзей свести его с девушками, которые были хорошо воспитаны и привлекательны, и, чтобы убедиться, что они хотят его, а не его имени и ранга – те самые вещи, которые, по иронии судьбы, отталкивают большинство хорошо воспитанных девушек — он притворялся кем-то другим. Он проделал это с подругой моих детей, баронессой Джессикой Хейдель, которая нашла все происходящее настолько странным и неприятным, что впала в ступор.

Как один из самых известных мужчин в стране ожидает, что хорошо образованная, воспитанная, умная девушка отреагирует, когда он попытается начать отношения инкогнито? Должна ли она согласиться на этот обман, или она должна сказать, что он блефует? Почему он думает, что ее так волнуют его ранг, стиль и титул, что он должен притворяться кем-то другим? Как девушка должна начать настоящие отношения с тем, кто не тот, за кого себя выдает? Сумасшедший, просто сумасшедший.

Хотя Джессика считала Гарри очень милым человеком, она не могла представить себе, чтобы у нее были отношения с кем-то, кто начинал общение подобным образом.

Могу вам сказать, что это была потеря Гарри, а не ее. Она красивая голубоглазая блондинка с идеальной фигурой. Она стильная и со вкусом одетая и, более того, настоящая аристократка. Она была бы самой замечательной герцогиней Сассекской.


Потом Гарри встретил Меган.

голос
Оцените статью

Теги
Показать больше
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Обратная связь
Показать все комментарии
Кнопка «Наверх»
0
Буду рада Вашим комментариямx
()
x
Закрыть
Закрыть

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы!