Великобритания

Меган и Гарри: реальная история. Глава 12, часть 6

Перевод книги леди Колин Кэмпбелл

На сегодняшний день управление Меган и Sunshine Sachs ее публичным профилем и публичным профилем Гарри, похоже, работает так, как они хотели.

Несомненно, все они помнят о колоссальном успехе, которого достигли Кардашьяны, благодаря тактике захвата внимания сомнительного вкуса, такой как секс-записи, вагинальные показы и ежедневные демонстрации самых ошеломляющих подробностей их эгоцентричной жизни, которая, несмотря на свою врожденную пустоту, вульгарность, грубый материализм и тупость, тем не менее вызывает одобрение их многочисленных поклонников. Если такие оскорбления хорошего вкуса могли принести успех им, то нет никаких причин, почему Меган Маркл и Гарри не могут поднять ставку, торговать своей «классичностью» и титулами и стать королевской версией Кардашьян. Все, что нужно сделать Меган, — это поддерживать уважение к ней ее соотечественников-американцев, а преданный Гарри должен следовать за ней по пятам, пока они остаются вместе.

В настоящее время они, по-видимому, извлекают выгоду в Соединенных Штатах не только из своей поверхностной привлекательности в качестве членов королевской семьи, но и из заблуждения, что Меган стала жертвой британцев. Эта смесь повысила ее профиль на различных уровнях. С одной стороны, все восхищались ее несомненным стилем и красотой, а с другой — ее поклонники сочувствовали тому факту, что она по-женски сражалась и убивала драконов расизма, снобизма, женоненавистничества, ревности, отсутствия признательности и множества других проблем, на которые они с Гарри намекали всякий раз, когда общались со своими сторонниками.

Многие из этих намеков станут явью примерно в то время, когда эта книга будет опубликована, потому что Меган и Гарри повторяют Диану. Они оказали содействие Омиду Скоби и Кэролайн Дюран в подготовке панегирика, который должен быть опубликован этим летом. Если судить по опыту Эндрю Мортона и моему опыту, они будут искажать факты, чтобы приукрасить свои образы и свести счеты с королевской семьей с искусством, невиданным с тех пор, как Йозеф Геббельс пустил в ход свой пропагандистский талант на ничего не подозревающее немецкое население.

Из показаний Меган в ее иске против Mail on Sunday уже явствует, что они с Гарри возложат немалое бремя вины на зловредную британскую прессу. В разрушенных отношениях с отцом она будет обвинять прессу, а не собственную неспособность вступить с ним в контакт. Несомненно, борьба Гарри и Меган будет представлена не как борьба честолюбивой и самоуверенной женщины, которая связалась с беспокойным и благонамеренным, но не слишком умным принцем, а как борьба храбрых человеколюбивых воинов, которые борются за доброе дело и которых несправедливо обзывают жадными, лицемерными, избалованными и потворствующими своим желаниям ревнивые и злонамеренные людишки, желающие свергнуть их и помешать им сделать все возможное, чтобы изменить мир к лучшему. Это сценарий, который будет работать лучше в Америке, чем в Великобритании.

Одним из многих преимуществ славы в Соединенных Штатах является то, что американцы гораздо охотнее восхищаются, не придираясь к мелочам, как это делают британцы. Они готовы принять за чистую монету то, что англичане никогда бы не приняли. Поэтому слава в США намного легче и головокружительнее, чем в Великобритании.

Еще одно, очень важное, но мало признанное различие — это роли, которые таблоиды играют в каждой стране. В США их более или менее игнорируют, как фантастические органы бессмыслицы. Потому, что часто они таковыми и являются. Однако в Великобритании это серьезные издания, к содержанию которых вполне обоснованно относятся гораздо серьезнее. Вот где Sunshine Sachs и Сассекс проявили свое мастерство. Американцы думают, что они ведут борьбу с клеветниками, и поэтому будут игнорировать все, что говорят британские таблоиды. Это изменится только тогда, когда американцы проснутся и поймут, что таблоид не означает того, что они думают.

Несмотря на различия между двумя культурами, и несмотря на жалобы Гарри и Меган на то, как сильно они страдают от пагубных последствий славы, нет никаких сомнений в том, что они наслаждаются своей. Иначе они не стали бы так усердно добиваться огласки. Ни одно событие, которое можно использовать, каким бы мирским оно ни было, никогда не пропадает в мусорном баке тишины. Раньше Гарри был более сдержан в плане «обмена». Разница между ним в прошлом и сейчас заключается в том, что Гарри раньше добывал этот богатый пласт в интересах благотворительных организаций, таких как Sentebale, и стран, таких как Лесото, никогда не думая о личной выгоде. В настоящее время все, что они делают, зависит от того, как это повлияет на их бренд, не только репутационно, но и финансово.

Читайте также:  «Она сорванец, а не леди»: дочь Кембриджей манипулирует ими

Без сомнения, Гарри и Меган — очень близкая пара. У них есть общие цели и мотивы, которые влияют на все, что они делают. И Гарри, и Меган откровенно говорят о том, что они люди, испытавшие глубокую эмоциональную боль: он  — из-за смерти матери, она — из-за ее расовой принадлежности. Но их критики утверждают, что такие страдания, которые они пережили, не являются оправданием на данном этапе их жизни. Несмотря на то, что Гарри потерял свою мать почти в тринадцать лет, у него было больше преимуществ, чем у большинства. Многие другие молодые люди, потерявшие родителей, не просят бесплатного пропуска на основании такой потери, так почему же принц из самой выдающейся королевской семьи в мире должен получить его? А страдание Меган было порождено болью от того, что она не могла получить все, чего хотела, как это было в детстве и внушила себе, что она не может ничего добиться не из-за отсутствия у нее талантов, а из-за расовой дискриминации.


Если она не поймет, что обвинение своей расы в неудачах, не имеющих к ней никакого отношения, каким-то образом избавит ее от последствий страдания, которого она никогда не испытывала, она будет испытывать боль, которая на самом деле является ее собственным творением. Поскольку есть подозрение, что Меган выдумала эту боль, чтобы завоевать восхищение людей, на которых стремилась произвести впечатление, в процессе превращения себя из избалованной цветной женщины в храброго борца за права человека, то ее недоброжелатели остаются равнодушными, поскольку считают это фантазиями для саморекламы.

Эти общие узы боли, кажется, позволили Гарри и Меган оказаться втянутыми в мифологическую борьбу, он против убийственной прессы, которая никогда не была ответственна за смерть его матери, она против расистского и враждебного мира, который отвергал ее, когда ее раса была единственной вещью, которая никогда не играла роли в этом процессе. Они оба попали в котел боли, но они безрезультатно обвиняют вещи, не имеющие к этому отношения, когда решение их проблем лежит в совершенно других и более позитивных направлениях.

Боль или не боль, но Меган и Гарри теперь защищают себя, используя любой ресурс, имеющийся в их распоряжении. На сегодняшний день их сообщники принесли в жертву ее отца, его брата, его невестку и даже его «несогласную» бабушку. В эту игру также играла Диана, и, поскольку это полная противоположность тому, как функционируют члены королевской семьи, Гарри и Меган должны взять на себя ответственность и отговорить своих друзей и партнеров от такой отвратительной, разрушительной игры.

Насколько разрушительной она может быть, я поняла самым решительным образом, когда получила незваный совет, который меня попросили принять, справедливо или несправедливо — это совсем другое дело, — исходил он от самого Гарри. Вероятно, была надежда или ожидание, что удастся привлечь мои симпатии на свою сторону, и, поскольку я уже была известна как беспристрастный комментатор, который болел за них, но сомневался в целесообразности некоторых действий Меган, я должна был заключить, что они или кто-то близкий к ним пытался сформировать повествование от их имени.

В королевских и аристократических кругах не было секретом, что я пишу эту книгу. Сотрудничество, которое я получила, как видно из содержания этой работы, было настолько всеобъемлющим, что я был катапультирована назад почти на три десятилетия, когда я писала биографии Дианы.

Когда январь 2020 года подходил к концу, история повторилась в совершенно нежелательном, но поучительном ключе. После того как британский Пятый канал передал в эфир интервью с Томасом Марклом, в котором он дал понять, что любит свою дочь и расстроен потерей их отношений, и был озадачен причиной, по которой она отказалась связаться с ним, мне поступил телефонный звонок от чрезвычайно известного аристократа с хорошими связями, который общается с Гарри через одного из его ближайших друзей. Хотела ли я знать истинную причину, по которой Меган пришлось разорвать отношения с отцом? Конечно, я хотела.

Затем последовали танцы с бубном, в которых информатор утверждала, что правда была настолько ужасна, что она никак не могла заставить себя произнести эти слова. Я должна была указать, что писатель не может рассматривать, а тем более использовать, утверждения, которые четко не сформулированы. 

Читайте также:  "Роман" для широкой публики

Затем мне сообщили, что сам Гарри считает эту информацию правдой, как будто это каким-то образом должно было смягчить то, что было настолько таинственно и ужасно, что невозможно было выразить словами.

Затем мне предложили угадать, что самое худшее, что дочь может иметь против своего отца. Не будучи ни простаком, ни трехлетним ребенком, я сразу же понял, к чему это приведет, но все же отказался угадывать, указав, что ответственный автор не строит догадок, а полагается на информацию, которую ему свободно предоставляют. После самого громкого трепа информатор ухитрился выплюнуть гнусное слово interference. Я спросила, что означает это слово в данном контексте, и у меня не осталось никаких сомнений относительно того, что оно означает. 

___________

interference — вмешательство, как пояснила мне одна подписчица, в данном случае, interference — синоним слова harassment — «домогательства» . То есть, нет прямого обвинения в изнасиловании, толковать можно как угодно, даже домогательством, по факту не назвать. Вмешательство в личное пространство. — примечание переводчика.

________

Я ужасно сожалею, но любой человек с совестью или сердцем, кому предлагают обвинить человека, чья дочь была полна похвал за его родительские навыки всего за несколько недель до того, как она встретила своего принца, должен был бы быть действительно подлым, чтобы поверить в такую унизительную информацию. Я сочла своим долгом указать информатору, что Гарри не мог поверить ни во что подобное. Если он поверил, то это означало, что он признал Меган наглой лгуньей, которая выдумала по-настоящему любящего отца, чтобы произвести впечатление на читателей своего блога, а также на всех остальных, насколько она достойна любви такого замечательного человека. Либо она сейчас лжет, либо кто-то подстроил все это, чтобы вызвать мое сочувствие.

Это, конечно же, отбросило меня назад к старым добрым 1990-ым, когда писались причудливые истории, которые имели так много перестановок, что их цель часто была неясна, хотя их источник прозрачен, как только что вымытое окно в Кенсингтонском дворце. Конечно, можно признать, что Гарри, несмотря на кажущееся обратное, ничего не знал о телефонном звонке. Несмотря на то, что он в то время находился в Англии, это вполне могло быть совпадением. Его друг, зная, что я не являюсь ни сторонником, ни недоброжелателем, мог попытаться повлиять на повествование таким образом, чтобы у меня возникло искушение более благосклонно взглянуть на отношение Меган к своему отцу.

Нужно всегда сохранять открытый ум, пока не будут собраны все доказательства, но когда ветер сильно дует в определенном направлении, флюгер, естественно, фиксирует этот факт.

Становится все более маловероятным, что Меган и Гарри вернутся жить в Британию в ближайшее время, если вообще когда-нибудь вернутся. Все указывает на то, что они останутся в Соединенных Штатах. Заработают ли они те большие деньги, к которым стремятся, — это уже другой вопрос. Они вполне могут это сделать, хотя есть также все шансы, что они могут заработать меньше, чем надеялись. Так или иначе, Меган разрушила свою приемлемость в британском истеблишменте так же, как это сделала Диана Уэльская, извергая свою желчь Мартину Баширу в надежде, что она лишит Чарльза его права на трон. С тех пор и до самой ее смерти большинство дверей, в том числе, и в ее собственной семье, были закрыты для нее. Еще до этого она стала настолько маргинализированной, что играла в серьезные догонялки с людьми, с которыми поссорилась, в том числе, и со мной.

Гарри попадает в другую категорию. Хотя нет никаких сомнений в том, что Гарри, сбежав, нанес серьезный ущерб своей репутации, но, если ему придется вернуться жить в Британию, он будет вновь принят, с достоинством и даже состраданием. Но репутация в Британии подобна прекрасно сделанной стеклянной вазе. Когда она будет разбита и позже склеена, она никогда не будет держать воду так, как раньше. Его фундаментальная функция изменится, а цена уменьшится.

Известность Гарри как общественного деятеля в Британии закончились не только потому, что он оставил свой пост, но и потому, что слишком многие люди высказали мнение, что он «слаб», «слащав» и «жалок».

Продолжается спор о том, продлится ли брак Меган и Гарри. Как уже говорилось, с самого начала люди во дворце заключали пари, будет ли это два года или пять лет. Даже Джермейн Грир вступила в спор, надеясь, что слова Меган о любви были искренними. Я тоже надеюсь на это, потому что у меня нет никаких сомнений в том, что Гарри искренне любит ее и будет убит горем, если она окажется миражом, а не оазисом, которым он ее считает.

Читайте также:  Меган и Гарри: реальная история. Глава 2, часть 5: королева Меган

Я также знаю, что семья Гарри надеется, что брак продлится долго, но не будет делать никаких ставок на это. Они были в ужасе от того, как Меган повлияла на Гарри, заставив его отказаться от своих прав по рождению. Королевская власть подобна светской религии. Вы не станете отступником, не заслужив неодобрения всех истинно верующих. Даже самая непредвзятая семья не может быть высокого мнения о том, кто стал причиной ухода любимого члена семьи, и дело в том, что их мнение отражает их потерю.

Даже Королева, которая является самой спокойной из всех, недвусмысленно выразила свое неудовольствие. У нее много друзей, и она открыто выражает свою точку зрения. Два отдельных и совершенно надежных источника сообщили мне, что она считает, что манера Меган вести себя была лишь на голову выше тупицы, а ее поведение не лучше поведения проститутки.

Это не означает, что она считает Меган шлюхой или проституткой, она считает ее человеком, чье чувство долга, ответственности и самовозвеличивания напоминает категорию женщин, которые заботятся о себе так, как не заботятся другие женщины. Эти замечания показывают, как разочарована и обижена королева тем, что Гарри и Меган отступили.

Несмотря на это, политика королевы состоит в том, чтобы держать дверь открытой для них, чтобы они могли вернуться в королевское лоно, если они этого захотят, и если они этого не сделают (что кажется вероятным, по крайней мере, когда речь идет о Гарри на протяжении всего брака), поддерживать их публично, периодически приглашая их на разные события. Идеальный сценарий — чтобы Гарри и Меган изредка возвращались в Великобританию, или время от времени представляли ее в каком-то качестве в Содружестве, тем самым сообщая миру, что все хорошо и Гарри, Меган и Арчи остаются «любимыми членами семьи».

Эта гармония является конечной целью, ибо никто всерьез не ожидает, что Меган и Гарри вернутся на свое место в хоре Королевского театра. Периодические проявления признания придадут им достаточную респектабельность, чтобы они могли стать теми, кем они действительно хотят быть: коммерсантами на самом высоком уровне. Но члены королевской семьи и их советники знают, что истинными бенефициарами этой политики будут Гарри и Меган. Любая патина приемлемости принесет им гораздо больше пользы, чем королевской семье, чей престиж останется незапятнанным, что бы ни случилось с ними.

Нет никаких сомнений, что семья сожалеет об отъезде Гарри и Меган и ужасно беспокоится о том, как и почему они уехали. Финансовая независимость, когда вы стоите десятки миллионов, не нужна людям, которые серьезно относятся к своим обязанностям, но это достаточно веская причина, чтобы отказаться от жизни служения и привилегий ради суеты за реальные деньги и славу в стиле Кардашьян. Тем не менее семья понимает, что они ничего не могут сделать, чтобы повлиять на пару, одержимую идеей делать все по-своему.

Надеюсь, Меган и Гарри докажут, что их критики ошибаются. Надеюсь, они будут честно заниматься благотворительностью, благородно зарабатывать деньги, и в конечном счете она, возможно, даже осуществит свое честолюбивое намерение стать президентом Соединенных Штатов Америки. Надеюсь, они разрешат свою дилемму, когда речь идет о конфиденциальности. Будем надеяться, что они добьются подлинного успеха в своей жизни, не только продемонстрировав, насколько искусно они приобретают славу и богатство, но и исполнив надежды сотен миллионов, а может быть, даже миллиардов цветных людей, которые смотрели на Меган как на маяк надежды, когда она впервые стала герцогиней Сассекской.

Меган и Гарри вышли на новый путь. Я, например, надеюсь, что они добьются успеха. Если бы я была азартной женщиной, я бы не стала делать никаких ставок, потому что Гераклит сказал лучше, чем могла бы я: характер — это судьба.


Предвестники настолько неоднозначны, что единственное, что я могу предсказать с какой-либо уверенностью, — это то, что Меган и Гарри гарантируют, что сегодня, завтра, на следующей неделе, в следующем месяце и следующем году их действия будут держать их в центре внимания всех.

голос
Оцените статью

Показать больше
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарии
Обратная связь
Показать все комментарии
Кнопка «Наверх»
0
Буду рада Вашим комментариямx
()
x

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы!