Великобритания

Меган и Гарри: реальная история. Глава 1, часть 2: подготовка к свадьбе

Перевод книги леди Колин Кэмпбелл

Сейчас очевидно, что Гарри должен был пресечь все в зародыше, указав Меган, что ей нужно вести себя более по-британски. Он должен был объяснить, что то, что работает в киноиндустрии Голливуда, не работает в Британии. Люди не будут восхищаться ее бесцеремонностью, но начнут обижаться на нее за то, что она трудна в общении, требовательна и дерзка.

Однако Гарри справился с этой задачей наихудшим из всех возможных способов. До сих пор он пользовался репутацией приветливого человека, хотя и был известен своей вспыльчивостью и эмоциональностью, потому что часто принимал все близко к сердцу. Эта эмоциональная сторона его характера теперь вышла на первый план самым неудачным образом. Он начал играть роль альфа-самца, защищающего свою маленькую женщину, бесконечно повторяя свою мантру: «Что Меган хочет, то Меган и получает».

Поступая таким образом, он не только позволил ей продолжать вести себя подобным образом, но и настроил против себя тех, кто раньше был высокого мнения о нем. На самом деле он подливал масла в огонь, когда мог легко потушить пламя частично знаниями, а частично мудростью.

В качестве примера можно привести шумиху, которую подняли Гарри и Меган из-за изумрудно-бриллиантового кокошника, который Принцесса Евгения выбрала для своей свадьбы. Гарри знал порядок. Дату свадьбы его кузины пришлось отодвинуть, чтобы он мог жениться первым, потому что он имел преимущество перед ней. Было бы несправедливо лишать Евгению диадемы, которую она выбрала.

Когда-то тиара принадлежала Великой Княгине Ксении, старшей сестре царя Николая II (тут леди Колин выдумывает — тиара никогда не принадлежала русской царской семье — прим. переводчика). Она была продана королевской семье, когда великая княгиня получила убежище в Англии после Русской революции и казни ее брата и многих других членов ее семьи от рук большевиков.

Королева обещала тиару Евгении. На этом дело и должно было бы кончиться, если бы Меган не решила, что хочет надеть на свадьбу кокошник Великой княгини Ксении, а Гарри, столь страстно желавший исполнить любое ее желание, забыл указать, что ей нельзя одолжить то, что уже обещано его кузине.

Читайте также:  Леди Колин Кэмпбелл считает, что Меган и Гарри пытались повлиять на ее книгу о них

Были, конечно, и другие диадемы, из которых можно было выбирать. Большинство действительно впечатляющих диадем в коллекции британской королевской семьи на самом деле принадлежат Российской императорской семье и были куплены королевой Марией, бабушкой нынешней королевы и коллекционером произведений искусства, драгоценностей и мебели.

К ним относится знаменитая Владимирская диадема со съемными каплями изумрудов и жемчуга. Как будущая жена второго сына предполагаемого наследника, Меган никогда не могла выбирать по-настоящему эффектные драгоценности, включая Владимирскую или Гревильскую диадемы.


Драгоценности распределяются по старшинству, и то, что носит старший член королевской семьи, младший не может.

Хотя у Меган был выбор, ни одна невеста не может просто взять все драгоценности, которые она хочет, и носить их. Она ни на что не имеет права. Все, что она может сделать, — это взять драгоценности в долг, но, чем ниже она находится в порядке очередности, тем более ограничен ее выбор.

Однако, конёк Меган — это одежда, и она знает, что подходит ей и работает лучше всего в образе, в котором она хочет предстать. Она не зря является дочерью отмеченного наградами инженера по освещению. С раннего детства она была посвящена в секреты хорошего освещения и фотографии. Она умна, способна и хорошо усвоила уроки. За долгие годы перед камерой она также отточила свое мастерство.

Одно из ее любимых слов до того, как она вышла замуж за британскую королевскую семью, было «классно». Она также понимает гламур, как немногие другие женщины. Мало кто сомневается, что кокошник Великой княгини Ксении понравился ей не только потому, что он более эффектен, но и потому, что его история более романтична и экзотична. Кто, с чувством стиля Меган, не захочет более эффектную и историческую тиару вместо бандо королевы Марии, сделанного в 1932 году?

Если выбор Меган нельзя было оспорить с точки зрения вкуса, то нельзя было ожидать, что королева проигнорирует свое обещание, данное Евгении, да и не пристало невестам носить одну и ту же диадему.

Королева, в конце концов, была поставлена в неловкую ситуацию, поэтому через своего доверенного костюмера, дизайнера одежды и хорошего друга Анджелу Келли дала понять Меган и Гарри, что они должны будут принять то, что было предложено, и не требовать того, чего они не могут требовать.

Читайте также:  Конечной целью Меган Маркл должно стать мировое господство, считает американский публицист

Дело могло бы так и остаться в тайне, если бы Гарри и Меган не подняли страшный шум не только из-за диадемы, но и из-за таких вещей, как запах часовни Святого Георгия и ингредиенты некоторых блюд, приготовленных к свадьбе.

Меган в своей прямолинейной манере, которая до сих пор так хорошо у нее получалась, сильно обидела одного из сотрудников, когда намекнула, что этот человек лжет, потому что она чувствует вкус ингредиента, который она запретила применять в блюде.

Предполагаемый виновник, глубоко оскорбленный, отрицал его существование, и Меган предупредили, что члены королевской семьи не разговаривают со своим персоналом подобным образом, но теперь будущая невеста чувствовала себя оскорбленной.

Был также скандал, когда Меган не понравилось, как пахла часовня Святого Георгия. Она потребовала опрыскать ее духами по ее вкусу, но предложение было отвергнуто. Как сказал мне один придворный: «Мы были очень удивлены, обнаружив, что эта незначительная телевизионная актриса из Калифорнии была настолько требовательна, что давала нам понять, что мы должны продолжать нашу игру и удовлетворять ее по гораздо более высоким стандартам».

С точки зрения Меган, это была ее свадьба, и поэтому она могла выдвигать любые требования. Гарри не переставал повторять: то, чего она хочет, ей должно быть дано. Он знал, что после долгих лет борьбы она наконец-то добилась того образа жизни, к которому всегда стремилась, и хотел, чтобы все ее желания исполнились.

Меган не понимала, почему эти люди мешают ей? Они были просто служащими, независимо от их притязаний. Они были здесь, чтобы служить, и теперь, когда она стала членом королевской семьи, они должны были сделать все, что в их силах, чтобы сделать ее счастливой.

Меган не могла предвидеть, какое оскорбление она наносила, и не понимала, что попирает чужие чувства, хотя на самом деле они с Гарри унижали персонал. Но она считала, что именно она была их жертвой, а не они ее. Как они могли быть такими, когда они созданы для того, чтобы служить ей, но не делают этого?

Читайте также:  Где на самом деле поселились Меган и Гарри после переезда в Лос-Анджелес

Гарри следовало бы знать, а Меган знать не могла, что большинство людей при дворе работают за смехотворно низкие суммы. Все награды за службу — не финансовые, и то, что для них важно, измеряется не монетами, а отношением их работодателей и коллег друг к другу.

На самом деле это было столкновение между прямым трансакционизмом калифорнийского образа жизни и гораздо более тонким королевским образом жизни, но оно также показывает, почему каждая сторона считала себя правой. Ценности и традиции старого мира сталкивались с требованиями и ожиданиями нового, и хотя никто не знал об этом в то время, это столкновение двух различных и иногда несовместимых культур только усугублялось, создавая проблемы.

Поэтому еще до свадьбы начались разговоры о поведении Меган и Гарри и о том, что они нехорошо обращаются с людьми.

Публика, разумеется, ничего об этом не знала. В королевских кругах надеялись, что Меган страдает от предсвадебных нервов, а Гарри разыгрывает из себя мачо, чтобы произвести впечатление на свою будущую жену, но все уляжется, как только они поженятся. Меган смягчит свои калифорнийские привычки, а Гарри, который приобрел вполне заслуженную репутацию хулигана, вернется к образу симпатичного парня, каким он был до этого.

Никто не мог предвидеть, что Меган и Гарри разойдутся до такой степени, что будут зажигать друг друга до еще больших высот, и будут считать тех, кто стоит у них на пути, бесполезными препятствиями, и что, если они не добьются своего, они убегут.


Конечно, никто в королевских кругах никогда не мог предвидеть, что женщины-депутаты парламента, архиепископ Кентерберийский и писательница Хилари Мантел присоединятся к тем, кто утверждал, что неспособность Меган приспособиться к королевской жизни сводится к расизму, а она и Гарри решат сбежать от ограничений королевской власти к свободе знаменитостей.

голос
Оцените статью

Показать больше
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарии
Обратная связь
Показать все комментарии
Кнопка «Наверх»
0
Буду рада Вашим комментариямx
()
x

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы!